Блог Игоря 'delitrem' Горячева

Бортовой самописец одного городского сумасшедшего...

навсегда

9 февраля 2017 - 3 мин. на прочтение - Комментарии - творчестворассказики

Где-то приблизительно в двухстах вёрстах от пышного и богатого мегаполиса среди спокойных мещёрских степей течёт полноводная река. Наделённый весёлым полифоническим многоголосьем звенит быстрый речной перекат. В реке плещется рыбёшка: то тут, то там видны характерные всплески на воде. По соседству с рекой расположилась небольшая деревенька на отшибе, вдали от шумной трассы М5. Местных жителей пересчитать по пальцам одной руки, остальные – дачники, приезжающие то и дело погостить в эти чудные края по выходным и праздничным дням. Тому, кто частый постоялец здешних мест, наверняка знаком неизменный персонаж, являющийся, пожалуй, чуть ли не главной достопримечательностью деревни Красный Маяк. Это пастух дядя Коля. Он всегда в старомодной шляпе с длинными полями, полупьяный и на лошади Марусе, которую в шутку называет “Старой Пиздой”, хотя, признаться честно, лошадь по лошадиным меркам не такая уж и старая – всего каких-то восемь лет. Дядя Коля пасёт коров местного фермера только летом, а зимой живёт в Моршанске Тамбовской области. Очень хороший и душевный человек. Если будете в тех краях, передавайте от меня привет… Так вот деревенька. А на краю деревеньки, как и положено – деревенское кладбище со всеми своими атрибутами: старыми покосившимися крестами, из-за почтенного возраста покрывшимися мховой растительностью надгробьями с едва читаемыми надписями усопших. Знали бы вы, как прекрасно гулять солнечным летним днём по деревенскому кладбищу. Как тихо тут и спокойно. И кажется, будто ничто, никогда и ни при каких обстоятельствах не способно потревожить вечный сон погребённых тут, и даже весёлый звон быстрого речного переката будто бы растворяется в небесной тишине вековых деревьев, растущих на территории кладбища. В воздухе царит пряный запах пижмы и чернобыльника, а на дворе благоухает самая макушка лета – середина июля. А вот и я еду! Наконец-то, блядь: каких-то 5-6 часов по сраным пробкам, и я на месте. Вдоль поля медленно, используя понижающую передачу, передвигаюсь на своём полноприводном железном коне. Стараюсь ехать крайне аккуратно, чтобы не повредить на колдоёбинах подвеску прицепа и катер на нём. Я приехал сюда прямо из своего родного города-героя (города-геморроя) Москвы в надежде поймать хитровыебнутую рыбу судака (берша, щуку, окуня, леща, плотву, карася, севрюгу, форель, ястреба, кабана), которую вряд ли конечно же поймаю, т.к. я рыбак тот ещё, да и в багажнике у меня булькает распаренный от жары добрый пяток-шестерок бутылок того самого… ну, то есть водки конечно же. Еду, но что-то дяди Коли не видно. Уж, не помер ли? Надеюсь, что нет. Завтра-послезавтра обязательно проявит своё присутствие! А я сюда надолго, на целую неделю отпуска. У меня отпуск, и гори оно всё огнём, ебись всё конём! Разберутся, наверное, как-нибудь сами, без меня. И ноутбук специально не взял, всё равно, чтобы ловился мобильный интернет, надобно спуститься ниже по течению к городищу Старой Рязани, причалить к берегу и забраться на высоченный крутояр. А сделать это будучи нетрезвым, не только довольно непросто, но и весьма небезопасно, потому что всегда остаётся риск кубарем свалиться вместе с ноутбуком в мутные воды полноводной реки. Ладно, похуй на всё! Теперь передохну от длительной и утомительной дороги, опрокину стакан за приезд. И на рыбалку… А как река-то называлась, спросите вы? Река называлась. Да-да, называлась, называется и будет называться. Вы все умрёте (мы все умрём, они все умрут), а река эта останется навсегда. Всё также как, и раньше будет радовать приехавших погостить сюда путников из близлежащих городов своим звонким быстрым перекатом и пряным запахом сочных степных трав, растущих по берегам в полуденный зной любого летнего дня. Река останется тут навсегда, а вы – умрёте.